Piper68
Никогда раньше не пробовал - но вдруг взял и написал. И чего на ж... ровно не сиделось-то?
Название:The race/ Гонка.
Автор: Анатолий
Фандом: Castle
Персонажи: Ричард Касл/Кейт Беккет/Алекс
Рейтинг: PG-13
Жанр: джен, экшн, юмор
Статус: в процессе
Размер: миди
Предупреждения: POV, OOC, ОМП
Дисклеймер: Все права принадлежат Эндрю Марлоу и каналу ABC
Саммари: необычная гонка и то, что за ней последует.

Воскресенье, вечер.
Подъехав к воображаемой черте, я притормозил, и теперь мой «форд-мустанг» нетерпеливо порыкивает, готовясь к старту. Сегодня замечательный во всех отношениях день – я участвую в решающей гонке, с призом почти в пятьдесят тысяч долларов. За него приехали побороться многие, но меня волнуют совсем не они, меня волнует Дикей. Вообще-то, это его прозвище, полученное за ловкое владение стилем вождения «Токийский дрифт», ну, а по-настоящему его зовут просто Алекс, Александр. Он шустрый малый, и вот поэтому я часто слышу, что он во многом похож на своих родителей. Я нахожу этот факт замечательным и всё время немного завидую ему, потому что я, в отличие от него, никогда не видел своего отца.
Мы с ним большие друзья, и по жизни всегда неразлучны, но в этом заезде он мне никто. Мы с ним вечные соперники, и поэтому я хорошо помню, как он выиграл у меня прошлую гонку в Сахаре. Тогда до финиша оставалось совсем немного, но в какой-то момент я потерял бдительность, и Дикей оттеснил меня, ударив в заднее крыло. Меня перекувырнуло несколько раз, я сильно покорёжил свою машину и потерял кучу денег. Ах, как я был на него зол! Я кипел, как раскалённый радиатор моего «мустанга», и просто порвал бы его в клочки, если б смог. Но он умеет обезоруживать меня своей улыбкой, легко гася мой гнев, и я опять прощаю его. Вот и сейчас, его жёлтый «камарро» стоит рядом со мной, а его владелец, высунув голову в окно, блаженно щурится на степенно заходящее солнце. Я вижу усмешку в его взгляде и плохо скрываемое торжество, он хитро подмигивает мне и нарочито неторопливо поглаживает свой новенький спортивный руль.
Ну, что ж, Дикей, я вижу, что ты хорошо подготовился, и мечтаешь прийти к финишу первым. Но я не советую тебе обольщаться, ведь я хорошо потренировался, и у меня есть кое-какой сюрприз в запасе. Кстати, трасса стоит того, чтобы о ней рассказать отдельно. По плану гонок мы должны стартовать с перевала, чтобы потом спуститься по двухполосному серпантину вниз, на окраину города Хасимото. Но в сам город мы заезжать не будем, мы просто объедем его по окружной дороге и свернём к отдельно стоящему паркингу. Не беспокойтесь, господа, в нём никто не ставит машины, потому что строение расположено на движущемся грунте, и поэтому просто брошено. Но нас всех это очень мало волнует, ведь на самом верху паркинга нас ждёт долгожданный приз. Вручать его будет Дина, самая красивая девушка в нашей команде, и по совместительству - судья. Достав свой телефон, я вижу на экране её изображение. Изящно и неторопливо она прохаживается по площадке верхнего этажа, ожидая заката солнца, а её пепельно-золотистые волосы шевелит лёгкий ветерок. Мне хорошо видна её стройная фигурка, и каждое её движение. Вот она подносит к лицу свои часики, потом глядит на почти скрывшееся солнце и, подняв руку над головой, очерчивает в воздухе спираль. Я невольно напрягаюсь, ведь это знак боковым судьям. Включив фары, я слегка придавливаю педаль газа, и мои застоявшиеся «лошадки» нетерпеливо всхрапывают, обдавая зрителей облачком выхлопных газов. От этого насыщенного звука моё сердце радостно трепещет, а адреналин подстёгивает меня, словно открывает во мне сразу два дыхания. Кожаные перчатки уверенно держат руль, а уши улавливают чёткий и ровный гул неукротимого зверя, спрятанного под капотом. О, да, Мияки отлично настроил мой моторчик, который приёмист и мощен, как никогда. Этот японец любит считать деньги в своём кармане, но я не в претензии, ведь это именно он смонтировал схему бустера. Пара баллонов с адской смесью дожидаются своего часа, чтобы помочь моему болиду разорвать пространство и опередить время.
******
Время старта неуклонно приближается, и двойняшки Мию и Кеосо занимают позиции по краям трассы. Намотав на кулаки косицы алых вымпелов, они подбадривающе улыбаются сразу всем участникам, а я, тем временем, кошу глазом в зеркало заднего вида. Прямо за мной стоит серебристая спортивная «мазда», принадлежащая Сегуи. Этому парню постоянно не везёт на жеребьёвке, он всё время оказывается в последних рядах стартующих, но, тем не менее, всегда старается сесть на хвост лидера. Да, хватка у него бульдожья, но мне уже приходилось отрываться от него, и поэтому я не сильно о нём беспокоюсь. Гораздо неприятнее будет сражаться с братьями Рено. Эти бывшие гонщики всегда играют в команде, и для них неважно, кто из них двоих одержит победу. У них есть отработанная тактика перехвата лидерства, которая не раз доставляла неприятности не только мне, но и Дикею. Ладно, прорвёмся! Я скриплю перчатками по баранке, глубоко вздыхая, и в это момент близняшки практически синхронно вскидывают руки, громко вопя: «Go!»
Визг покрышек врывается в уши, а педаль газа автоматически уходит в пол. Застоявшийся скакун вырывает меня вперед, но, увы, перед моим носом успевают мелькнуть кроваво-красные габариты «камарро». Чёрт, Дикей вырвался! Следом за ним сразу же садится на хвост темно-зелёный «сузуки» Жака Рено, а вот его брат на сиреневой «хонде» немного отстаёт. Как я понимаю, он будет стараться выбить меня с трассы, а потом, прицепившись к лидеру, обыграть и Дикея. Шалишь, лягушатник, не на того напал! Моё тело обрело стальной каркас, намертво втиснувший меня в оковы анатомического кресла, ноги уверенного лежат на педалях, а правая рука всегда готова перехватить рукоятку ручного тормоза.
******
Ох уж, эти минуты гонки! С каким же нетерпением я жду их! Они опаляют, взрывают мою душу, как искра поджигает переобогащённую горючую смесь, заставляя железное ревущее чудо пожирать милю за милей. От скорости холодит сердце, а схватка с соперником, не уступающим мне в силе и ловкости, превращает мою кровь в ураганную огненную лаву. Я оглушён, опьянён моментами погони, словно закоренелый наркоман, порадовавший себя долгожданной дозой. Миг удачи, неумолимо превращающийся в победу, удовлетворение самим собой и радость от того, что твои соперники не могут с тобой справиться, мобилизуют меня, обостряют органы чувств и ведут незримой и прочной нитью к долгожданному финишу. Но финал всё ещё далёк, а я тем временем прохожу один из самых сложных и опасных поворотов. Цепочка автомобилей уже распласталась по серпантину, гонщики собраны и сосредоточены. Машина Дикея идёт самой первой, выхватывая светом то бетонный бордюр, то каменистую осыпь, то отдельно растущие деревья. К лидеру приклеился Жак Рено, отставая всего на полкорпуса. Француз умело работает педалями и тормозом, его «сузуки» легко и уверенно повторяет все дорожные выверты. Но нет, глазомер вдруг изменяет французу, и задний бампер его крошки с силой шаркает по стволу дерева. Хрясть! Кусок увесистого пластика летит прямо на меня. Дьявол! По лобовому стеклу пробегает змейка трещин, сразу затруднившая обзор. Чёрт! Невольно притормозив, я судорожно стискиваю зубы, ругаясь, как последний пьяница. Хорошо, что меня не слышит моя милая! Ей, увы, и без этого хватает на работе грязи и желчи. Да ладно, проехали! Упс! По моему салону мимолётно пробегает свет четырёх фар. Кинув взгляд в зеркало заднего вида, я вижу яростную борьбу Сегуи и Жерара Рено. Их остроносые красотки идут в паре, периодически касаясь друг друга лакированными боками. Шансы их примерно равны, но они увлеклись борьбой и опрометчиво дали козырь мне. Я пролетаю следующий поворот впритык к пропасти, и, завернув за скалу, вижу, как ярусом ниже две лидирующие машины яростно бьются за желанный приз. «Сузуки» даже на какой-то момент опережает «камарро», но это эфемерное превосходство исчезает, как дым, под неукротимым напором Дикея. Ладно, ребята, повеселимся! Рискуя не справиться с управлением, я пускаю «мустанга» в опасный вираж. Автомобиль стремительно проносит багажник над пропастью, скидывая кучку камней, а потом делает короткий рывок вперёд. Ну же, Мияки, оправдай свой гонорар! Наклон трассы увеличился, и я физически ощущаю сумасшедший ветер, набегающий на меня с неистовой силой. Скорость, я люблю тебя! И я жму на педаль изо всех сил, не забывая, тем не менее, о преследующих меня соперниках. Конечно же, с этой точки я не смогу увидеть трассу, расположенную выше, но очень хорошо представляю себе происходящее там. Преследующая меня парочка выныривает из-за пройденного мною поворота, остальные растянулись по всему серпантину. Да, те, кто отстал, имеют мало шансов догнать лидеров, но вот Сегуи.… Невероятно, но он сломил Рено, выжав того на обочину! Бах! Сиреневая «хонда» влетает в каменистую осыпь, подпрыгивает и переворачивается на крышу. Сила инерции крутит машину волчком, из пробитого радиатора валит пар. Да, не повезло Жерару! Ох, ты! Следом идущий «БМВ» бъёт его в край кузова, разнося вдребезги своё крыло, «немец» разворачивается и впечатывается в бордюр, а «хонда» отлетает к обочине и замирает. Откатались, ребята! Я отпускаю им своё сожаление и искренне сочувствую. Нет, вы не подумайте, я вовсе не злорадствую, но мы участвуем в спортивном состязании, и здесь возможно абсолютно всё.
***
Треть пути уже позади, серпантин устал вить свои опасные петли и лениво растянулся гладкой полосой. Ровная, как стол, дорога пустынна, она наматывается под колёса наших болидов, направляя нас к окраинам Хасимото. Так-с, пора! Я опускаю руку, и с наслаждением щёлкаю тумблером первой ступени бустера. «Мустанг» взбрыкивает, отреагировав метнувшимися стрелками приборов, и делает рывок. Меня вжимает в кресло, но я только крепче вцепляюсь в руль. Жёлтые габариты «сузуки» проплывают справа от меня, и я интуитивно ощущаю, как беснуется от бессилия француз. Не расстраивайся, Жак! Когда-нибудь и ты победишь! Обойдя его, я вижу впереди дразнящие огоньки габаритов машины моего друга. Дикей, нам просто необходимо поменяться ролями! Реванш должен быть за мной!


Понедельник, приблизительно полпервого ночи.
Опустившись на трассу загадочным густым покровом, ночь скрыла силуэты машин, оставив упрямые взгляды ксеноновых фар. Безумная гонка по-прежнему продолжается, и вот уже впереди показались огни Хасимото. Перед городом трасса делает приличный круг и упирается в развилку, правый поворот которой ведёт на объездную дорогу. Этот участок огибает небольшое озерцо, на дальнем берегу которого и стоит тот самый паркинг. Пока всё идёт как надо, мы с Дикеем продолжаем углубляться в ночь все дальше и дальше, а Рено с Сегуи потихоньку отстают от нас. Если судить по нашей с Дикеем дистанции, то можно уверенно сказать, что мой друг тоже не лыком шит и вовсю применяет последние технические новшества. Я так и вижу, как он улыбается своим мыслям, наверняка решив удержать пальму первенства. Смейся, смейся! Я тоже поднаторел в дрифтинге и на последнем участке тебе ни за что не уступлю! Ты прекрасно знаешь, почему мне нужен этот приз, ведь деньги – это великая вещь. На них многое можно купить, но мне гораздо приятнее получить в довесок к призу внимание красивой женщины. И ни один сумасшедший гонщик ни за что не откажется от такого счастья!
***
Упс, я что-то размечтался, снизив скорость, и Дикей немедленно пошёл в отрыв. Он лихо поворачивает, и, показав один из своих любимых дрифтинг-финтов, выскакивает на объездную дорогу. Я вижу, как свет от фар его автомобиля с силой пробивает ночную мглу, испугав случайно встретившуюся малолитражку. Я сигналю ему вслед и вижу, как он отвечает габаритами. Моргай, моргай, так просто тебе это с рук не сойдёт! Я уверенно вхожу в поворот, моя рука нащупывает тумблер включения второй ступени бустера, но, взвесив все «за» и «против», решаю немного подождать.
Тем временем трасса продолжает стремительно стелиться под колёса моего автомобиля. Вот, с правой стороны сверкнуло озерцо, словно подмигнуло мне своей зеркальной гладью. На том берегу хорошо видно световое пятно. Это и есть он, паркинг. Света внутри него давно нет, и, вот, поэтому нам предстоит пронзить жуткий мрак, царящий на его площадках, пощекотать себе нервы обилием поворотов и бетонных колонн, и выехать наверх. Именно там горят прожектора и фары автомобилей наших друзей, именно там меня ждёт победа и долгожданный приз.
****
Р-р-р! «Мустанг» бешено ревёт, получив в стальное сердце порцию ураганной смеси. Машину прижимает к земле бешеным напором воздуха, но мои руки крепко вцепились в руль, а глаза впились в клиновидное световое пространство перед капотом. Габариты «камарро» неуклонно приближаются, и мое сердце начинает радостно выстукивать «Сейчас! Сейчас! Догоню! Догоню!» Вдалеке мелькнуло наклонное полотно пандуса. Ага, Дикей, скоро тебе придётся потесниться! Я мысленно подбадриваю свою "кобылку", и она, словно прислушиваясь к моим мольбам, нагоняет автомобиль Алекса недалеко от съезда. Визг покрышек, гулкий металлический удар сопровождает наше рандеву. Меня ощутимо тряхнуло, но демпферные подушки сделали своё доброе дело, погасив искорки перед глазами. Алекс, а как ты? Несмотря на наше состязание, я всегда готов прийти на помощь, но сейчас, похоже, этого не требуется. Дикей вцепился в руль, отчаянно пытаясь сместить меня в сторону. Однако, это у него не получается, потому что мой «мустанг» наваливается на крыло его машины, не давая свободы движения. До паркинга осталось немногим менее полумили, световая шапка многочисленных прожекторов становится всё ярче. Ровный съезд с пандуса сменился грунтовой дорогой, от наших машин сразу взлетает марево пыли, с крошками гравия вперемешку. Вот, в свете фар уже видна стена паркинга, и мы буквально через несколько мгновений будем внутри. Пока всё идет неплохо, но… Что это, чёрт возьми?? А-а-а, зараза!! Луч фары попадает на кусок бетонной плиты. Какой гад подложил нам свинью? Я успеваю отвернуть в сторону, задев за край глыбы краешком бампера, а вот Алексу не везет. Острый край плиты буквально впивается в бок «камарро», со скрежетом раздирая металл. Вот, оно, моё преимущество! Вильнув в сторону, Дикей теряет несколько драгоценных секунд, и я вырываюсь на корпус вперед него.
****
Разбрасывая искры, «мустанг» врывается в чёрное чрево въезда. Пора! Я резко дёргаю ручник, визжат тормоза, в нос лезет навязчивый запах жжёной резины. Плевать! Я слился с машиной, превратившись в монолит, и теперь «Мустанг» уверенно взбирается по крутой винтовой дороге. Первый этаж паркинга, в свете фар мелькают вертикальные балки и ограждения площадок, машина неукротимо беснуется у меня в руках. Словно вихрь, я пролетаю свободные пространства, выписывая финты и с шиком демонстрируя технику вождения. Жаль, что моя милая меня не видит! Я нахожусь в ударе, а Дикей отчаянно пытается меня догнать. Увы, мой друг! Спортивный дух бесповоротно овладел моим «я», и, вот, наконец, сделав последний убойный вираж, я попадаю на залитую светом верхнюю площадку. Yes, victory! Я делаю безумный разворот вокруг своей оси, и упивающийся своим триумфом железный скакун замирает под гром аплодисментов моих друзей. Меня переполняет радость, я что-то ору во всё горло, ожидая поздравлений.
Да, эмоции переполняют меня через край, я высовываю голову в окно и вижу идущую ко мне Дину. Дорогая, где же твоя улыбка? Чёрт, да ты совсем не рада за меня! Остановившись в пяти футах от машины, девушка устремляет на меня колючий взгляд. Мурашки пробегают у меня по коже, а она, продолжая хмурить брови, складывает руки на груди, принимая неприступный вид. Я ёжусь, под её немым укором мои положительные эмоции сворачиваются, прячась по щелям, как тараканы, а всей моей сущностью овладевает чувство вины. Подойдя совсем близко, Дина нагибается, укоризненно прищурив глаза, и, поддев мой шлем пальцем, говорит мне в ухо почему-то таким знакомым и милым моему сердцу голосом:
- Касл! Какого чёрта вы тут творите? Почему ребёнок до сих пор не в кровати?


Понедельник, около половины второго ночи.
Снятый уверенной рукой Кейт, шлем покидает мою мокрую от пота голову. Любимая сверлит меня тем же сердитым взглядом, как и та, компьютерная, Дина в моих трёхмерных очках. Я уже знаю, как Кейт это сделала. Она просто запустила вшитый в программу гонок режим моделирования, и, подцепившись к Дине, явилась в её образе. Тогда, почему же она сразу не прекратила нашу гонку, просто выключив приставку?
- Я поздновато пришла сегодня, если ты не заметил, – явно гордясь собой, Кейт чётко отслеживает эмоции на моём разгорячённом лице. – И успела уже только к концу гонки. Если судить по накалу страстей, то ты был явно в ударе, и, конечно же, забыл обо всём на свете. Так вот, я намеренно решила испортить тебе триумф, чтоб впредь неповадно было. – И она недовольно тыкает меня пальцем в плечо. О, я очень хорошо изучил этот жест и прекрасно знаю, что за ним может последовать. Меня могут хорошенько отругать, от меня могут отвернуться и сделать вид, что ничего страшного не происходит, но при этом, со мной долго не будут разговаривать. Я даже помню, как на заре нашего знакомства мне выкручивали уши и таскали за нос. (Шшш, только Алексу не говорите!) Да, всё это когда-то было, и, вот, поэтому я прекрасно понимаю её, мою дорогую и горячо любимую женщину. Она пришла с работы, еле волоча ноги, она голодна, раздражена и зла. Ей хочется отдохнуть, а тут непутёвый муж со своим ребячеством! Мужику уже пятьдесят стукнуло, а он всё никак не наиграется! И ребёнку сегодня в школу! Всё это моментально складывается в моей голове, и я срочно начинаю действовать. Алгоритмы уже отработаны на совесть (кстати, наверное, Кейт думает, что у меня её совсем нет!), и вот поэтому я шустро покидаю это удобное и заманчивое кресло, одарившее меня прекрасными игровыми эмоциями. Моя «умная кожа» занимает место в своём боксе, туда же отправляются шлем, перчатки и «интерактивные» туфли. Поводя уставшими плечами, я задерживаюсь на пороге и бросаю мимолётный взгляд назад. Алекс тоже смотал своё снаряжение, и, нахохлившись, ждёт своей порции критики. Однако я знаю, что Кейт скорее спустит пар на меня ещё раз, чем переборщит в родительском рвении наказания. Она очень тяжело перенесла беременность, неоднократно находясь под угрозой выкидыша, и пережила ещё одну клиническую смерть во время родов. После таких испытаний любая женщина не будет сильно строгой к своему единственному ребёнку. Конечно же, это не мешает ей изображать из себя суровую мать, но, я-то знаю, как она его балует! Вот и сейчас, Кейт подходит к втянувшему голову Алексу, что-то ему выговаривает, укоризненно грозя пальцем, и сын соглашается со всеми претензиями. Сначала в голосе Кейт звучат металлические нотки, заставляющие раскаяться, потом тон становится ровнее и доброжелательнее, а под конец разговора, и вовсе, становится чарующим и домашним. Дети – хорошие психологи, и я многократно замечал, как ведёт себя Алекс в такие моменты. Я научил его признавать вину, когда он не прав, и он прекрасно знает, что мама сначала выскажет всё, что ей не нравится, ну, а потом… Думаю, вы знаете, что будет потом, ведь у Алекса самая лучшая в мире мама, мама с большой буквы!
****
Оставив их вдвоём, я отправляюсь на кухню, потому что голодная женщина-коп – это страшная сила. Если вы вдруг подумали, что я совсем не готов к её приходу, и что ужин будет готовиться целую вечность, то тут вы ошибётесь. Солидный кусок бекона уже нарезан тонкими ломтиками, стопка замороженных блинчиков спряталась в морозильнике, а вон та эмалированная кастрюля уже готова отдать смесь для омлета. Пять минут, дорогая Кейти, и я позову тебя! Быстро раскидав еду по сковородкам, я заряжаю «Саеко» порцией свежесмолотого кофе и жду - не дождусь, когда же по квартире поплывёт чарующий аромат божественного напитка.
***
Так-с, кофемашина пронзительно пропищала, и в этот момент Кейт появляется на кухне. Она уже умылась и переоделась, и вот теперь молча созерцает накрытый стол. Скользнув глазами по тарелкам с едой, Кейт останавливается на чашке с кофе. Лицо жены сразу разглаживается, по губам пробегает мимолётная улыбка, но Кейт прогоняет её, снова сделав неприступный вид. Милая, ведь я вижу тебя насквозь, ты уже не сердишься на меня! Но нет, она обязательно старается сохранить лицо, чтобы дать понять непутёвому мужу, что прощения он так просто не дождётся! Ладно, потерпим, ведь я же прекрасно знаю, что вся эта напускная сердитость пройдёт, как дым, лишь только руки Кейт дотронутся до её фирменной кружки. Кстати, об этой вещи я расскажу вам подробнее. Внешне это обычная керамическая посуда белого цвета, необычен лишь рисунок и надпись, нанесенные на её бока. Картинка представляет собой книгу и эмблему полицейского участка, соединённые между собой красивым золотистым вензелем в виде сердца, а витая надпись, расположенная поверх рисунка, гласит: «Несравненной КБ». Думаю, что вы понимаете, о ком идёт речь. Да, это она, моя любимая и горячо обожаемая жена, прекрасная и заботливая мать моего сына. Глядя на неё, пьющую кофе, я сразу же вспоминаю тот самый день.
***
Накануне этого дня у Алексис был выпускной. Участок жил своей обычной жизнью, и никто не мог предугадать, что жизнь, эта противная вредная тётка, преподнесёт нам страшный сюрприз. Эксперты обнаружили на месте преступления следы ДНК того самого снайпера, и тут я увидел, каким безумным огнём полыхнули её глаза. Терзаемая страшными воспоминаниями, она с головой окунулась в расследование, и в этот момент я ощутил тревогу, таившуюся в самом уголке моего сердца. Войдя в раж преследования, Кейт начисто отмела все разумные доводы, и вот поэтому моя попытка остановить расследование ничего не дала. Накричав, Кейт обвинила меня в предательстве, и наговорила ещё целую кучу обидных и несправедливых слов, чем подтолкнула меня к разрыву наших отношений. Сгорая от обиды и нестерпимой боли в сердце, я покинул её дом, поскольку меня уже ждала Алексис. Я сидел в зале, глядя на выступавшую дочь, и мысленно навсегда прощался с горячо любимой, но, видимо, теперь уже более недоступной мне женщиной. А что мне оставалось делать? Ведь я не мог быть рядом с ней и смотреть, как Кейт уничтожает себя своими собственными руками. Фактически, она загнала себя в угол, и чуть-чуть не погибла. И только после этого, наконец-то, трезвомыслие взяло верх над её сумасбродством.
Клянусь, я опешил, когда увидел её на пороге своей квартиры: мокрую с головы до пят, дрожащую от холода и с осунувшимся бледным лицом. Конечно, я уже твёрдо решил вычеркнуть её из своего сердца, но она так искренне попросила прощения, что я сразу же забыл про нашу размолвку. Эта ночь стала необыкновенной для нас, и заснули мы только к утру. Вернее сказать, заснула Кейт, измотанная нашей страстью и событиями предыдущего дня, а я, переполненный чувствами, просто лежал, гладя её шелковистые волосы и ощущая на своей шее холодок от её дыхания. Наша страсть стала настоящим подарком для меня, и поэтому я решил сделать ей свой.
Когда Кейт проснулась, её ожидало целое море цветов и порция отличнейшего кофе. Ах, как засияла её улыбка! С любовью и необычайной нежностью я подал ей свой подарок, затаённо ожидая ответной реакции. Сначала она осторожно протянула обе руки, слегка коснувшись керамических боков, словно опасалась обжечься, потом обхватила кружку плотнее, согревая ладони, и долго, долго смотрела на рисунок и надпись. Честное слово, никогда раньше я не видел её более счастливой, чем в этот момент! Чарующий запах кофе витал по всей комнате, заставляя вдыхать его полной грудью, а красивая золотистая пенка на коричневой матовой поверхности так и просила сделать самый первый и самый вкусный глоток. Улыбаясь, Кейт припадала к краешку кружки, отпивая понемногу, а я сидел рядом, любовался ею и никак не мог поверить всему тому, что с нами сегодня произошло.
Вот, и теперь, даже десять с лишним лет спустя, Кейт всё также свято соблюдает этот наш маленький совместный ритуал, а я всегда рад ей в этом помочь. Но, черт возьми, кажется, что я чересчур углубился в воспоминания, ведь ещё кое-что осталось не сделанным. Я тихонько касаюсь плеча Кейт и вижу, как вздрагивает её тело.
- Алекс расстроен, зайди к нему, пожалуйста, - тихо говорит она, не поворачивая головы, и я согласно киваю в ответ. Хорошо, милая, зайду обязательно, но сначала надо сделать ещё кое-что, приятное для тебя, и ты точно знаешь, о чём идёт речь.